eng
competition

Text Practice Mode

Понимание социализма.

created Nov 24th, 14:00 by Yana1411


0


Rating

739 words
6 completed
00:00
Социализм имеет свои истоки в неокантианском позитивизме. Этот культ наличной реальности сущность капитализма, что, да-да, находит своё выражение в культе наличности - кэша. Это не материализм вовсе, это скорее фетиш бытия, это некая онтология. Бытие тотально, и общество как некая вторая природа должно быть тоталитарным. Вместо закона природы только право. Эта тоталитарная природа социализма особенно очевидна у нацистов и консервативных революционеров, по сути это фашизм у них, солидаризм правого толка. На деле ничего лучшего не сподобились сотворить и левые. Это единство общества может быть обеспечено только насилием, которое стаёт священным,  и здесь мы уже проваливаемся в такие архаичные глубины мифа, что аж дух захватывает.  Общество единодушно казнит жертву, и в этом коллективном насилии и обретает мир, если евреев нет, то их надо придумать, так Сталин приносит в жертву социализму ни в чём не повинных врагов народа, Гитлер евреев, славян, циган, шизофреников…            
 
Может возникнуть надежда на либертарный социализм анархистов, но, по сути, вместо государства там эту функцию генерализирующую выполняет коммуна. Мне, например, приходилось слышать очень негативные отзывы о жизни в киббуце. Показательна и судьба киббуцев, как судьба либертарного социализма. Киббуцы оказались невероятно эффективными и превратились в коллективных капиталистов, эдакие АО, владеющие заводами, банками, торговыми сетями. Но впринципе, экономика либертарного социализма воплощает в себе как недостатки плановой дефицит, так и рыночной экономики кризисы перепроизводства. На практике это бартер, столь хорошо знакомые нам реалии по эпохе первоначального накопления капитала 90х, и результат будет тот же. Симона Вейль, отрекаясь анархии в пользу Христа, говорила, что и при социализме само производство воспроизведёт классовую структуру общества. Социализм обречён.
 
Главная проблема капитализма это бедность, именно бедность обуславливает саму необходимость в накоплении и концентрации капиталов, и в их перераспределении инвестициях. В условиях нищеты отдать этот процесс на откуп рынку и буржуазии невозможно, не рискуя распадом общества, бунтами, войной, и поэтому эту функцию накопления капиталов и их перераспределения берёт на себя общество, вернее общественные институты, такие как государство, коммуна. Собственно социализм - это капитализм в условиях нищеты, инверсия буржуазных способов хозяйствования. Никакой альтернативой социализм не является и не являлся, ни к какому коммунизму не ведёт, более того, обеспечив благосостояние общества, сформировав средний класс и элиты, он обречён на контрреволюцию, осуществлённую нарождающейся мелкой и крупной буржуазией. Это происходило тысячи раз, например, у нас - в СССР или вот недавно в Ливии.
 
Однако  вернёмся к гносеологическим истокам социализма, к эмпиризму, выражающему тоталитаризм бытия. Даже, попытавшись найти истоки для обоснования бунта и свободы в трансцендентном, мы потерпим крах. Бог это то же тоталитаризм, да ещё какой, а если обращаться к трансцендентному, игнорируя Его, как, например, буддисты и джайны, то тем более мы получим некий монизм, некую онтологию всеобщего, подобную пустоте буддистов или тотальности монад у джайнов.  Постструктуралисты говорят о неизбывности властных отношений, о наличии структур господства в самом языке, и это ставало причиной отречения левой идеи, как в случае Леви. Однако главным мотивом для этого была именно информация о тоталитаризме в СССР.  Социализм породил избыток насилия и рабства, и эту проблему затрагивает, например, Маркузе говоря об избыточной культурной репрессии. Однако проблема эта вечна. Сводится она к некоторым социальным условностям, некоторым табу, которые с одной стороны творят непременный атрибут сакрального тайну, с другой стороны, могут быть использованы, как мощный инструмент порабощения и эксплуатации, превращая обывателей в шизофреников. Профанический характер левой идеи лишил эти условности сакрального смысла, закрепив за ними лишь функцию производства рабства и безумия. Собственно сакральное левые подменяют культом насилия и мести, о чём уже шла речь выше.
 
Отвергая социализм и левую идею как фальшивую альтернативу, однако, невозможно смирится с существующим положением дел, голод и войны, эксплуатация и нищета вопиют об отмщении. Мы не можем найти оснований для сопротивления и в трансцендентном даже, и первоапостольская церковь со своим коммунизмом явила нам пример и первых репрессий смерть Анания и Сапфиры, и даже если их убил Господь, то вряд ли это был Христос, скорее Антихрист. Так же не следует идеализировать анархию у древних евреев, у них были веские причины избрать нечестивого Саула царём, они не могли противостоять ближневосточным тираниям. Тотальность бытия отражение тотальности иного порядка трансцендентного, Божества Всемогущего и Вездесущего. Лукавые наследники буржуазной метафизики современные трансценденталисты и дуалисты вынуждены  говорить о двух онтологиях, или двух природах вовсе не в марксовом смысле того. Однако бытие едино, и конец света откроет его тайну нет ничего и никого кроме Бога. Как ни парадоксально, в этом я вижу надежду, для Господа нет ничего невозможного, в отношениях с ним сняты все проблемы социальные. Только лишь инициация означает полностью асоциальное бытие, истребление народа аскезой или оружием. А это лишь начало.

saving score / loading statistics ...